?

Log in

Поэзия и музыка елизаветинской эпохи


В 1744 году три русских поэта поспорили о достоинстве различных стихотворных размеров и устроили первые в истории русской поэзии (если мне не изменяет память) поэтические состязания. Решено было переложить 143 псалом разными размерами и опубликовать анонимно все три парафразиса. Только в 1752 году Тредиаковский раскрыл авторство переложений.
Тредиаковский выбрал хорей, Сумароков и Ломоносов ямб, который стал любимым размером русской поэзии.

Каждое из переложений имеет свои достоинства. Ломоносов доказал, что краткость сестра таланта, во второй строфе уместил все, что Тредиаковский дал в первых трех :

Заступник и спаситель мой,
Покров и милость и отрада,
Надежда в брани и ограда,
Под власть мне дал народ святой.


Но самое интересное, что из трех парафразисов на музыку был положен только один, и это был…
В 1938 году Т.В. Ливанова опубликовала ряд кантов первой половины 18 века, среди которых был один из парафразисов. Он был весьма популярен и часто встречается в рукописных песенниках. Забавно, что некоторые исследователи этих сборников приписывали этот кант Ломоносову, в действительности он принадлежит Василию Тредиаковскому, и отличается певучестью стиха, потому верно, он так легко лег на музыку, причем размеренного танцевального характера, напоминающую французскую чакону.

Запись этого канта было достаточно трудно отыскать. Нашлась она в магазинчике подержанных дисков La Dame Blanche в Quartier Latin, сразу за Св. Женевьевой, если от нее идти к вокзалу Аустерлиц. Французский аутентичный Ensemble Syntagma записал в 2001 году диск кантов первой половины 18 века "Музыка русского барокко". В вступительной статье руководитель ансамбля Александр Данилевский сравнивал анонимную лирику кантов с поэзией Бродского, не зная, что первый на диске, написан Тредиаковским. Предлагаю это исполнение, как единственно мне известное, инструменталисты весьма хороши (так и представляешь бандуристов при дворе Елисаветы аккомпанирующих этому пению), и певцы стараются, хотя с русским произношением у них, мягко говоря, проблемы. Поют Sarah Bilen & Agnieszka Budzinska.

Парафазис Псалма 143

Крепкий, чудный, бесконечный,
Полн хвалы, преславный весь,

Непостижный, неизменный,
Совершенств пресовершенный,
Неприступна окружен
Боже! Ты еси превечный,
Сый Господь вчера и днесь:

Сам величества лучами
И огньпальных слуг зарями,
О! будь ввек благославен.

Кто бы толь предивно руки
Без тебя мне ополчил?

Ей бы, меч извлек я тщетно,
Ни копьем сразил бы метно,
Буде б ты мне не помог,
Кто бы пращу, а не луки
В брань направить научил?

Перстов трепет ободряя,
Слабость мышцы укрепляя,
Сил Господь и правды Бог.


(человек подобравший музыку, нарушил порядок стиха Тредиаковского, выделенные курсивом фразы в оригинале размещались на три строки выше)

Tags:

По просьбам tetepepe (tetepepe) и terry_v (terry_v)

Лучше поздно, чем никогда...

К.В. Глюк «Армида» (1777)

«Музыканты Лувра»

Марк Минковский

Армида – Мирей Делюнш

Ненависть – Эва Подлещ

 

Последняя сцена III акта 

Отрывок либретто Ф.Кино, с подстрочным переводом dardanusa вложен в архив,

просьба не судить строго перевод, он страдает всеми недостатками буквализма

 

Предыстория

Злоковарная чаровница Армида, полюбившая врага отечества своего, зело славного рыцаря Рено, избавиться от сей преступной страсти восхотела, с чем из самой Преисподней Ненависть призвала. На сей призыв, оная Ненависть со мегерами и фуриями в свите своея, немедля последовала, и явившись изгнание Купидона учинить вознамерилась.


RAMEAU Ouvertures

 

Как и обещал, выкладываю увертюры Жана Филиппа Рамо в исполнении Кристофа Руссе и его оркестра «Лирические таланты», названного по одноименной опере Рамо. В 1997 году этот диск был признан английским журналом «Грамофон» - лучшим в категории «инструментальная музыка барокко».

Здесь представлены 17 из 29 сохранившихся увертюр Рамо. Все они довольно разнообразны: от люллистских («Ипполит», «Кастор», «Дарданус») до итальянизированных моделей («Храм Славы», «Зороастр», «Сюрпризы Амура»), и до форм абсолютно необычных в то время («Заис», «Наис», «Акант и Сефиза»). Среди этого многообразия хотелось бы выделить старого доброго «Кастора», таинственную увертюру к «Заис», разухабистую к «Наис» (все-таки битва богов с титанами), забавную - «Возвращение Астрее» (послушаешь, так и видишь богиню справедливости, которая бежит, спотыкается, торопиться вернуть «Золотой век» в правление Людовика XV, в действительности Рамо изобразил удары молота Вулкана, ария которого открывает оперу), роскошную по-генделевски увертюру к «Храму Славы», энергичную к «Зороастру», и, наконец, увертюра к «Аканту и Сефизе» во второй части которой Рамо изображает фейерверк, а в заключении крики толпы «Vive le Roi»!.

 

JEAN-PHILIPPE RAMEAU (1683-1764)

Ouvertures

 

01 Les  Fêtes de Polymnie - 1745

02 Les Indes galantes - 1735

03 Zaïs - 1748

04 Castor et Pollux - 1737

05 Naïs - 1749

06 Platée - 1745

07 Les Talens lyriques - 1739

08 Zoroastre - 1749

09 Dardanus - 1739

10 Les Paladins -1760

11 Hippolyte et Aricie - 1733

12 Le Temple de la Gloire - 1745

13 Pigmalion - 1748

14 Les Surprises de l’Amour – Le Retour d’Astrée (Prologue) - 1748

15 Les Fêtes de l’Hymen et de l’Amour, ou Les Dieux d’Égypte - 1747

16 Les Surprises de l’Amour – L’Envèlement d’Adonis (Acte I) - 1757

17 Acante et Céphise, ou La Sympathie - 1751

 

LES TALENS LYRIQUES

CHRISTOPHE ROUSSET

 

TT 69.48

Editions de L’OISEAU – LYRE 1997 The Decca Record Company

 

Вот знаменитая увертюра к «Заис», которая изображает «шок элементов», произведшая в свое время шок на парижскую публику. В результате при жизни Рамо ее исполнили только единожды в театре.

 

Из  англ. и фр. статей буклета:

«Пролог к «Zaïs» (1748) изображает выделение элементов (Земли, Воздуха, Огня и Воды) из первоначального хаоса. Увертюра предваряет пролог представлением «шока элементов разделенных друг с другом». Это одна из наиболее оригинальных концепций Рамо. Увертюра начинается звуком приглушенных барабанов, прием достойный Бетховена, и здесь же есть подобная Бетховенской внезапная смена тональностей  на протяжении всей первой части. Постепенно мрак рассеивается и, во второй части каждый элемент можно услышать со своей собственной отдельной темой.

Печально, но начальный раздел увертюры оказался слишком сильным для парижской светской публики. Как отмечал один острослов, не убежденный соответствию здравому смыслу изображения момента Творения: «этот лязг элементов, отделяющихся и примеряющихся, не может произвести приятного концерта для уха. К счастью ни один человек не мог еще услышать этого!».  Рамо был вынужден заменить эту часть. Новая версия обладала такой бесхарактерной бледностью, что можно ощутить всю ярость и унижение композитора  вследствие подобного художественного вандализма».

Rameau and the Overture (Graham Sadler)

 

«Увертюра к героическому балету «Заис» (1748) является, возможно, самой оригинальной и смелой из всех. Рамо хотел изобразить «Исчезновение хаоса и шок элементов разделенных друг с другом», и, не смотря на всю несхожесть, она равна увертюре Гайдна к «Творению», написанной полстолетия спустя. Таинственный приглушенный барабан начинает, и музыка развивается постепенно, резко переходя от ре мажора к фа минору (!), затем к ми минору (!), после чего возвращается в господствующую тональность. Размер ¾ поражает ритмическим богатством (множество триолей) и ослепительной оркестровкой (флейты, барабаны)»

J.Ph. RAMEAU Ouvertures (Harry Halbreich)